Если муж боится идти на работу

— Что делать в этой ситуации, ума не приложу, как избавиться от этой особы, — чуть не в слезах, рассказывает Томочка. У Томочки семья, прекрасный муж и двое деток, младшему, нет и полгода.

Я очень хорошо знаю эту семью, мы вместе учились в институте, все хотели стать экономистами и зарабатывать огромные деньги, такое уж было мнение об этой профессии, экономист. Всех раскидало, кто где, но с семьей Томочки мы подружились, и до сих пор общаемся, экономистов из нас, конечно, не вышло, но дело не в этом.

Томка приехала из деревни, такая бойкая девчонка, веселая, говорливая у нее было много поклонников, но вот выбрала она Витю. Он можно сказать, выстоял ее под окнами общаги, он провожал ее везде, следуя на расстояниии и не решаясь подойти, пока Томка уже сама не сказала ему, — Ходи уж рядом, а то крадешься сзади, как шпион…, — с тех пор они были неразлучны. Молчаливый и стеснительный Витя и говорунья Томка, никто не удивился, что после института они поженились, пожалуй, только ее родители, странным им показался молчаливый зять, но после того, как он ловко перекрыл с ее отцом, крышу сарайки, они души в нем не чаяли.

Вот так и жили они дружно и в любви, после свадьбы полгода не прошло, родился сын, Витя кем только не работал, чтобы обеспечить семью, по профессии без опыта не брали, или брали за сущие копейки, а у них жилье съемное, оба из деревни, родители, конечно, помогали чем могли, но и Витька крутился как мог. Он и грузчиком был, и курьером, даже поваром в сети быстрого питания, на жизнь хватало, не более, а тут младшему два года только исполнилось, второй сынок появился, и тут такая удача, друг Вити раскрутился и позвал его к себе бухгалтерию вести, чтобы свой человек был в фирме.

— Все и началось с этой новой работы, — говорит Томка, — я еще понимаю, когда секретарша начальнику глазки строит, а она моего Витьку выбрала, и проходу не дает, на обед все норовит с ним идти, да даже в курилку за ним бегает, он сам рассказывал. Он уже на работу боится идти, ты ведь знаешь, какой он у меня стеснительный и робкий с женщинами, другой бы послал подальше, а этот обидеть боится. И ведь начальнику не пожалуешься, засмеют, а эта девица все вокруг вертиться.

Дошло до того, что эта Леночка уже к нам домой ходит, в подруги мне набивается. Один раз он про мой пирог рассказал на работе, она и напросилась, не мог он ей отказать, сейчас вот ходит к нам на все праздники. Вроде и плохого не делает и выгнать неудобно, а я же вижу, как она на него смотрит.

А корпоратив у них был, это вообще, и смех и грех, Леночка в подпитии при всем честном народе вешаться на него начала, так он позорно бежал, коллеги подтрунивают, друг — начальник просто смеется, а мне вот не до смеха. А что если она добьется своего, ее же не смущают, ни я, ни дети, вдруг Витька мой позарится на ее прелести, он же мужик все-таки, вдруг не устоит, когда так в открытую предлагают.

И работу нельзя бросить, где еще такую зарплату найдешь, да и мы квартиру решили брать в ипотеку, сколько можно по съемным квартирам перебиваться, и что сделать не знаю…

Я с удивлением смотрела на свою подругу, куда и делась та бойкая девчонка, которой палец в рот не клади, и правда, говорят, что материнство делает женщину добрее, но уж за свою семью, я считаю нужно побороться, так ей и рассказала.

— Она в следующий раз придет к вам, ты ее прямо на пороге, за космы-то потаскай, чтобы неповадно было на чужих мужиков заглядываться, да расскажи популярно, что ты ей сделаешь, если она не отстанет, с ними только так и надо, — закончила я, — потому что семья это святое.

Надеюсь, подруга последует моему совету, но ушла она от меня полная решимости поставить эту зарвавшуюся девицу на место.