Как Андрюша истину познавал

Когда папа с мамой везли Андрейку из шумного и душного города в гости к бабушке и дедушке в деревню, где птички заливаются пением и мягкая травка приятно щекочет босые ножки – радости его не было предела. Ведь он так любит бегать с ребятами в лес, что своей зеленью смотрелся в небольшой пруд. Веселило детскую душу и то, что не будет некоторое время слышно: того не бери, этого не трогай, это не для тебя!

А недавно родители привезли его в село на все лето, потому что, как сказала мама, – он успешно закончил первый класс и имеет право на отдых. Поэтому теперь все теплые и солнечные дни Андрюша пропадал с соседскими ребятами, которые всегда с нетерпением ждали его приезда. Потому что знали, что привезет какую-то интересную игру, футбольный мяч или новую модель пистолета. И если бы бабушка не позвала, то и не вспомнил бы, что, кроме черешен и малин, надо есть кашу, борщ и суп, которые она так вкусно готовит.

Но вчера обед выдался не таким вкусным, как всегда, потому что когда Андрюша садился к столу, из-за пазухи вдруг выпали пестрые птичьи яйца и разбились об пол. Все на мгновение как будто остолбенели, а потом бабушка, сплеснувши руками и тяжело вздохнув, тихо сказала: «Бедная птица где-то горюет, скорбит, потому что это же ее будущие детишки. И все – из-за тебя. Она своим маленьким и хрупким клювиком лепила гнездышко, мостила мхом, чтобы, когда вылупятся птенцы, им было тепло и удобно».

Бабушкин сердобольный голос как будто касался мальчишеского сердечка. Горячий комок сдавливал горло и слезы обжигали глаза. Ведь когда он вместе с такими же сорванцами, как иногда, в сердцах, их бабушка называет, выбирал из гнезда яички, то не думал о том, что наносит боль и тоску птичкам своим поступком. А теперь мальчику стало очень жалко маленькую птичку.

– Бабушка, я больше не буду, – прошептал Андрюша сквозь слезы и глянул на деда, ища у него защиты. Но дедушка не улыбнулся и не подмигнул ему, как это порой бывало, а мрачно молчал. А бабушка, вытирая полотенцем чашки для молока и будто не слыша внука, продолжала говорить о невинно обиженных птенцах. О том, что Бог все видит и наказывает за постыдные поступки, ибо должна быть справедливость на свете. И слушая бабушкину тихую, но полную негодования речь, Андрюша ковырялся ложкой в тарелке, а мыслями просил солнышко, которое сквозь окно золотило комнату, чтобы сегодня оно легло спать как можно скорее, потому что очень тяжелым выдался для него этот день.

А где-то через неделю встал Андрюша рано утром и, как всегда, еще и не позавтракав, хотел побежать к ребятам. Но бабушка попросила выгнать гусей на пруд, и мальчик, взяв в руки прутик, подпевая и подпрыгивая, погнал на воду крикливо-пеструю стайку. И обратно вернулся плача, осторожно поддерживая правой рукой левую, на которую упал, споткнувшись к камень посреди дороги. Бабушка, увидев перекошенное от боли личико внука, встрепенулась и засуетилась, промывая и перевязывая руку, а дедушка поспешил к врачу, который жил неподалеку, потому что боль не утихала.

Врач легонько ощупал руку Андрея. И вдруг резко дернула ее с такой силой, что от резкой боли у мальчишки в глазах потемнело. «Это – вывих», – сказал и посоветовал сделать компресс. Бабушка так и сделала и боль понемногу утихала.

А когда солнышко уже готовилось ко сну, Андрюша, присев возле дедушки и бабушки под развесистой грушей, и одной рукой помогая им перебирать малину, уныло и уверенно молвил: «Видел Бог, как я птичьи яйца вынимал из гнездышек. Видел, и наказал меня за это. А я думал, что Господь не везде и не за всем смотрит. А Он, оказывается, всевидящий…»

– Да, Бог всевидящий и всезнающий, деточка, – подтвердил дедушка, радуясь, что внук признал свою вину и детским умом дошел до истины. А бабушка поучительно добавила: «Господь очень добрый и справедливый. Он всегда за зло наказывает, а за добро награждает».