Копить на пенсию или жить сейчас?

Многие из нас живут скромно, один кризис плавно перетекает в другой, цены растут быстрее зарплат и пенсий. Так что все мы в той или иной степени сталкиваемся с необходимости экономить и в чем-то наступать на хвост собственным хотелкам. Да и у людей богатых тоже печалька: жемчуг мелковат, на остров не хватает.

Только кто-то экономит покупая продукты по акциям, или заменяя прописанное лекарство на более бюджетный аналог, или выращивая овощи на приусадебном участке. Способов много, как и людей, как и жизненных ситуаций у них.

Светлана Дмитриевна, моя дальняя родственница, уже на пенсии. Сын вырос, женился, мужа лишилась еще в молодости, пенсия небольшая, но Светлана Дмитриевна еще и дачей занимается. И у сына вроде бы дела в порядке, работает, квартира его жене досталась в наследство еще до их свадьбы, со спокойной душой нарожали двух дочек.

Им сейчас 6 лет и 4 года, а Игорю 34, на пару лет моложе мужа невестка Светланы Дмитриевны. Молодые, полные сил, работают. А внучки летом неделями живут у бабушки на даче, да и не в сезон бабушка с удовольствием забирает малышек к себе на выходные и праздники, сидит с ними на больничных.

-Да мы так, купить кое-что, — еще летом я встретила Светлану Дмитриевну с девочками на местном рынке, — футболочки, шортики, носочки. По мелочи.

Девочки не то что бы раздеты, но одеты были на мой взгляд странно: платья не по росту, с пятнами. Я ничего не спросила: не мое дело, а Светлана Дмитриевна не стала ничего объяснять. А недавно опять ее на рынке увидела, со старшей внучкой куртку выбирали. На девочке была одета куртка, которая явно была ей маловата.

-Да сил нет, — вздохнула Светлана Дмитриевна, — Оля у нас чудит. Ничего девочкам не покупает. Носят только то, что ей подруги от своих подросших детей отдают, где еще она вещи берет — не знаю. Но мне жалко смотреть на то, в чем девочки ходят.

И ведь материальное положение семьи не изменилось, не пошатнулось, получать они не стали меньше, да и траты не выросли.

-Мама у Оли вышла на пенсию, — продолжает Светлана Дмитриевна, — ну пенсии у нас у всех не миллионные. Так Оля вся испереживалась: как мама будет на такие гроши жить.

-Помогать маме взялась, — догадываюсь я.

-Если бы, — качает головой Светлана Дмитриевна, — Оля другое придумала и Игорю, и мне, и маме своей объявила.

-Вот мы старые станем, — сказала Оля домашним, — и нас ждет то же самое. Останемся с копеечными пенсиями. В общем я решила: будем экономить, но квартиру купим, чтобы в старости иметь приварок. Будем ее сдавать и многое сможем себе позволить.

И посадила семью на жесткую экономию. Вещей лишних не покупать, воду зря не лить. Питаться можно и дешевле, нечего на белый стул работать.

-Девочки растут, — говорит Светлана Дмитриевна, — им то одно нужно, то другое. А у нее экономия, вещи отдадут, продукты самые дешевые, одно яблоко на двоих в день, носки Игоря штопает, колготки свои зашивает. Накопили? Да не густо они накопили, ипотеку-то Оля не хочет, хочет, чтоб проценты не переплачивать. А нервы всем уже измотала.

Игорь теперь на работу носит еду в контейнере, но чаще всего ее не достает: стыдно разогревать пустые макароны с поджаркой. А еще сыну Светланы Дмитриевны полагается взять подработку, или найти себе вторую работу, чтобы откладывать больше.

Вещи детям, жалея, покупают обе бабушки, потому что мама Оли тоже за голову схватилась, увидев, что дочь вытворяет.

-Оля, — сказала она ей, — да зачем? Ни я, ни Светлана не молодеем, как раз от нас по квартире останется, будет, что сдавать, если ты уж так нищеты боишься. Ну или в ипотеку квартиру возьмите, там хотя бы будет фиксированный платеж.

-Ну не голодаем же мы, — отвечает Оля, — а ваши со Светланой Дмитриевной квартиры вашим же внучкам пойдут. А вещи девочкам покупать новые нет смысла — вырастут скорее, чем износят. Я и сама себе ничего не покупаю.

-Вот и не знаем, — говорит Светлана Дмитриевна, — как ее и образумить. На дачу стала ко мне ездить, намекает, что вместо цветников надо картошки посадить побольше. Готова работать, лишь бы овощей не покупать. А я не хочу картошку. Вот у меня пенсия хоть и скромная, но жить можно, не в сквалыгу же превращаться.

-Оля, — говорит супруге Игорь, — я не намерен лишать себя и дочерей жизни сейчас, ради мифического приварка к пенсии в будущем. Неужели ты не понимаешь, что с такими нервами и в такой жесткой экономии, мы просто до нее не доживем.