Мама заявила: «Либо я, либо отец!»

— …Я не знаю, почему мама так ненавидит отца, честно, — рассказывает тридцатидвухлетняя Лилия. — Развелись они давно, почти тридцать лет назад. Я маленькая была, не знаю, что там и как между ними было. Ну да, отец встретил другую женщину, оставил мать с двумя детьми… Я всего этого не помню уже, но сестра говорит, что после развода было тяжко материально, особенно в первое время…

— Отец хоть алименты платил?

— Ой, там темная история с этими алиментами… Сначала вроде бы не платил, потом пришел с деньгами, а мать его с лестницы спустила и деньги ему швырнула в лицо — мол, ничего мне от тебя не надо! Ну вот такая она у нас, да — склонная к театральным эффектам… Но она хорошая! Я ей очень благодарна, она все для нас сделала. Вырастила, выучила! Всю жизнь работала на двух работах, чтоб мы не отличались от детей из полных семей…

— Поэтому ты и не помнишь, наверно, что в детстве трудно было…

— Да, еда дома была всегда, и не просто еда, а вкусняшки, конфеты, яблоки, бананы… Тогда сникерсы всякие появились, марсы, жвачки со вкладышами, у нас они были. Мы с сестрой ни в чем не нуждались, одеты были хорошо. Сестра английским занималась, я на гитаре играть училась — тогда уже все это платно было, и сильно платно, если честно. Высшее образование получили обе, то, которое хотели. Все это благодаря маме… Лично я только сейчас, став взрослой и работая, понимаю, чего ей стоило двоих детей, потом подростков, потом студенток тащить одной, да еще в девяностые!

— А отец что же? Совсем не помогал? После того случая с деньгами больше не приходил?

— Нет, почему же, приходил! Один раз к матери, но разговора снова не получилось. Пару раз к школе подходил, с сестрой пытался встретиться… Со мной встреч не искал, я его и не помнила особо. Деньги мать у него отказалась брать наотрез, и общаться с нами тоже запретила… Это уже папа мне рассказал недавно…

— Подожди, так он, получается, общался-таки с тобой, несмотря на запрет?

— В детстве нет… Вышел на меня через соцсети года полтора назад. Предложил встретиться, поговорить. Я сначала не горела желанием, тем более, знала точно, что маме это не понравилось бы. А потом подумала — а почему бы и нет. Встретились. Оказывается, мой отец совсем не чудовище…

— А ты думала, он монстр, да?

— Ну, плохо мама о нем нам не говорила никогда. Но то, что ненавидела его всей душой, было заметно… Поэтому где-то подспудно я всегда считала, что с папой что-то не так. А посмотрела на него — он вполне приличный человек! Не алкаш, не уголовник, не маргинал вовсе, наоборот — умный, ироничный, интересный человек! Жена у него, та женщина, к которой ушел тогда, двое сыновей, взрослые уже, конечно, все. Замечательные люди!

— Мать-то знает, что вы общаетесь?

— До последнего времени я говорить боялась… А тут папа предложил — в детстве тебе особо не помогал, а сейчас хочу помочь! Хочет студию купить в новостройке на мое имя. Я так обрадовалась! У меня никаких перспектив в плане жилья, снимаю комнату с подружкой, а ведь уже не студентка давно… Зойка, сестра, купила себе однокомнатную, но она на нее пахала много лет, все здоровье подорвала, репетитором подрабатывала без выходных и проходных. По ученикам ездила, и по скайпу уроки вела… А я обычный менеджер, мне и подработать-то особо негде!

— Понятно…

— Ну вот, сказала я маме про студию, конечно. Само собой, пришлось сказать, что и с отцом общаемся уже определенное время… Ой, что было! «Ты мне не дочь! — кричит. — Ты — предатель!»… Я пыталась ей сказать, что столько лет прошло, но какое там! В общем, мама поставила ультиматум — либо она, либо отец. Если, говорит, будешь с ним общаться и подарки его брать — ко мне не приходи. Детский сад! Но, зная ее характер, она, чего доброго, и правда меня из жизни вычеркнет, если отец мне купит жилье. Отца же вычеркнула!..

Лилия горестно вздыхает.

— Прямо даже не знаю, что делать… Ты, говорит, продалась и нас с сестрой продала за цену двадцатиметрового курятника! Ну не отказываться же мне от своей квартиры ради маминых дурацких принципов. Отец нормальный человек. Сыновьям они с женой помогли, теперь он хочет мне помочь, своей дочери. Разве это плохо?..