Мой муж боится ипотеки

Я, злая как собака, пыталась заснуть под храп своего приболевшего мужа. Настроение мое было связано с усталостью. Полуторагодовалая дочка весь день требовала внимания, а меня ждали плита, грязный пол и пыль на мебели. Вместе с тем нужно было успеть погулять со своим неугомонным чадом, несколько раз покормить и искупать его в ванночке. Ну и, конечно, в сотый раз поменять памперс, сложить по местам все разбросанные вещи, игрушки и обувь.

А тут еще муж заболел, как нарочно. То он не высыпается, то болеет. Что за человек! Помощи никакой. Если хотя бы зарабатывал хорошие деньги, то я закрыла бы глаза… Он только и твердит, что я помешана на деньгах. А мне всего лишь хочется свою квартиру, надоело жить на съемной. Кухонный гарнитур здесь, видимо, со времен полета Гагарина в космос. А шкаф вообще, наверное, остался от прапра и еще много раз пра бабушки хозяина. Вообще меня это жилище уже изрядно напрягало. Особенно остро эта ненависть возникла после рождения дочки. Нам стало тесно, все-таки квартирка однокомнатная. Да и денег жалко, если хотя бы за свое платить, а тут чужому дяде отдавать.

Но еще больше меня раздражало то, что мой благоверный совершенно не понимал тех, кто берет ипотеку. Ему казалось, что эти люди собственноручно заковывают себя в громоздкие наручники. Кстати, я не сказала, супруга моего зовут Толя. Так вот он при одном только слове «ипотека» вздрагивал словно от электрошокера. Толя слышать об ипотеке не хотел. Его все и так устраивало.

В то время как муж моей лучшей подруги Инны просматривал объявления на сайте в интернете в поисках хорошего участка, мой Толя лежал на диване с наушниками и слушал новости о политике. На телевизоре я это делать запретила, так как на фоне дурных новостей впадала в депрессию.
Меня возмущало его бездействие. Я находилась в декрете и получала около двадцати тысяч в месяц. Толя посмеивался и говорил, что это не серьезно.

Однажды на день рождения мужа приехал его брат с женой. Я накрыла стол. Мы выпили и принялись болтать. Речь зашла о квартирном вопросе. Родственники спрашивали почему мы не решаемся на ипотеку. Они и сами окунулись в нее и ни капли не пожалели. «Без нее никак. Это мы до старости копили бы, а жить хочется сейчас», — говорил брат Толи.

На следующий день супруг все же завел тему жилья и согласился на ипотеку. «Но пока тебе платят — еще пол беды, а как перестанут будет сложновато на одной зарплате и с кредитом…» — заявлял Толя. «А как же та фразочка «это не серьезно»?!» — подумала я, но промолчала.

Прошло еще несколько дней. Ближе к ночи, когда я уложила дочку, Толя снова запел песню о том, что нам будет тяжело с этой ипотекой. До чего же зануда! Мне так надоели его приступы неуверенности в себе, что я молча удалилась спать. Он лег рядом и через пять минут захрапел. А я только бесилась и надеялась, что дочь не проснется.

Больше всего в этой истории мне не нравилось, что муж то и дело ныл и сомневался в своих силах. Вместо этого можно было бы подумать и поискать решение. К примеру, где взять больше денег. Но, видимо, если я не возьму ситуацию в свои руки, мы так и останемся в этой съемной советской квартирке. Ну, или до того момента, пока нас не попросят съехать хозяева…