Муж не разрешает уволиться…

— …Настя, а что это у вас за крик в бухгалтерии с утра стоял?

— Крик? А-а-а-а, так это Татьяна Ивановна опять Динку воспитывала, секретаря. Не те договоры, что ли, юристам отнесла, а те, которые надо, теперь остались без визы…

По направлению к остановке из многоэтажного бизнес-центра валил офисный люд. Группа девушек и женщин обсуждала на ходу офисные дела.

— Понятно, — вздохнула полная блондинка в вишневом плаще. — Я, кстати, так и подумала — опять Динка что-то натворила… Видела ее днем, на ней лица нет. Вся в пятнах, видимо, ревела где-то после экзекуции. А что такое-то с ней? Совсем плохо работает? Сильно косячит?

— Честно говоря, мы и сами не понимаем, что. Татьяна Ивановна терпеть ее не может почему-то. Сразу невзлюбила, как только к нам устроилась. Чуть что, сразу — Пономарева, иди сюда… Нормально она работала раньше, мне кажется, это Татьяна ее просто затравила. У Динки уже руки трясутся и глаз дергается, она реально неврастеничкой стала за эти полгода…

— Понятно…

— А она еще сама по себе такая тихая, бесконфликтная, ни слова в свою защиту сказать не может. Татьяна на нее кричит, а она только ревет, и все. Татьяна от этого еще больше распаляется… И вроде не такие уж ошибки катастрофические, у кого другого их бы и не заметили, но у Динки обнаружат обязательно!

— Мы с Динкой в пятницу ехали вместе домой, так она говорит — работу эту теперь ненавижу! — вступила в разговор худенькая девушка в джинсах. — Татьяна Ивановна ей уже во сне снится… Хожу, говорит, как на каторгу, утром встаю — и слезы из глаз. Ноги не несут на работу. Чувствую себя более-менее только вечером в пятницу и в субботу. В воскресенье с утра уже никакого настроения, потому что завтра снова на Голгофу… Самое большое, говорит, желание — написать заявление по собственному желанию, кинуть им в лицо и никогда больше не приходить в эту поганую контору…

— А и правда, девчонки, в чем смысл так мучиться? — снова вступила в разговор блондинка в плаще. — Ну не сложились отношения на работе, бывает. Уходить ей надо! Уволилась бы, нашла другое место, работала бы спокойно, без Татьяны Ивановны…

— Да муж ей не разрешает уволиться, — вздохнула большеглазая. — Категорически против… Говорит, терпи. С работой сейчас везде проблемы, за место надо держаться. Учись, говорит, отстаивать свои права. На другой работе другая Татьяна Ивановна будет, и что, так и будешь бегать? В конце концов, с Татьяной Ивановной детей не крестить, не обращай на ее крики внимания… Не принимай на свой счет!

— Да, легко рассуждать — не обращай внимания. Я сегодня от этого крика чуть не оглохла… Если бы на меня так орали, я бы и до вечера не осталась на этой работе. Ушла бы сразу!

— Динка в прошлом году только из декрета вышла. Вернее, муж со свекровью ее буквально выставили на работу. Ипотеку взяли, говорит. Свекровь вышла на пенсию, села с ребенком… Теперь, конечно, они против, чтобы она увольнялась в никуда. Без ее зарплаты будет туго…

— Ну можно же искать другую работу, не увольняясь…

— Теоретически да, а практически сложно это. Она все время на виду, на ресепшене своем. Ей даже на личный звонок по мобильнику ответить бывает сложно. А на собеседования как ходить? Ну, один раз можно отпроситься, хотя и непросто это, два — уже мегапроблема. Собеседования-то в рабочее время тоже. А чтобы найти что-то стоящее, сходить надо не раз и не два, наверно…