Мужчина должен заработать?

Каждая отдельная ячейка общества самостоятельно решает вопрос о своем бюджете. Кто-то считает, что планировать расходы и покупки нужно вместе, кто-то отдает бразды финансового правления в доме в руки второй половины.

Раздельный бюджет тоже штука интересная. Было бы чего разделять. А если она в декрете, а он работает, или зарплаты у супругов не гигантские? Тогда лучше общий карман и плюрализм мнений с достижением обязательного консенсуса. Заспорили мы на днях со знакомыми на эту тему.

-Да что мне делить? — говорит Инна, — я библиотекарь с копейками, муж на заводе, трое детей. Ну скинемся, а на сапоги себе я буду лет 5 собирать?

-Да ну на фиг, — не согласна с ней Настя, — у меня свои деньги. Мой Пашка транжира, каких свет не видел, но гордый. Я предпочитаю скинуться на семейные нужды, а дальше, кто как хочет. У меня отложено всегда, а у него через 10 дней в кармане ветер.

-У меня был такой кавалер однажды, — вспоминает Юля, — до мужа еще. Позвал в кафе, счет принесли, а он достал калькулятор и посчитал, что он ел, а что я заказала. Хорошо хоть с собой деньги были. Разумеется, это наше крайнее свидание было. Дело не в том, что за себя заплатила, а в том, что приглашал и не поинтересовался, а есть ли у меня средства на такие роскошества. Вот так и получилось: проела на свидании кроссовки, на которые откладывала.

-А моему сыну этот раздельный бюджет все испортил, — неожиданно говорит Светлана, — 5 лет с девочкой встречался. С самой школы. И нате — сейчас в ссоре, а ведь заявление лежит в ЗАГСЕ, он ей предложение сделал. Пока не забирали, но договориться не могут.

Сыну Светланы 22 года, 5 лет он с Мариной действительно встречался. А недавно осле окончания института и трудоустройства обоих, решили молодые съехаться. У мамы будущего мужа девушка жить отказалась, к ней тоже нельзя, там еще дети, решили квартиру снимать.

-Мой сын заплатил задаток, — говорит Светлана, — сейчас же за два первых месяца берут сразу. Потом третий месяц оплатил. Работают оба, только Маша деньги сына считает общими, а свою зарплату складывать в общий котел не торопится.

-Деньги девушки, — говорила Маша, — это на булавки, на поддержание внешнего вида и на маленькие дамские радости. А на жизнь должен зарабатывать мужчина.

-И где научилась-то, непонятно, — возмущается Светлана, — мать дома сидит, там еще от отчима Машиного 8-ми летняя дочь и сынок 2 года. А можно подумать: бизнесвумен, с огромным доходом. А сыну много ли сразу после института платят? Он и за квартиру, и на продукты…

Маша начала возмущаться, почему, мол, они не ездят никуда, не развлекаются. Сели дома, заперлись в 4-х стенах, а жизнь-то идет. Ей хочется купить помаду новую, джинсики, в кино выехать…

-У тебя есть деньги на поездки и покупки? — не выдержал сын Светланы, — На мои мы едим и квартиру снимаем. Все. Больше их ни на что не хватает.

Тогда Маша начала упрекать жениха, что он не может заработать, что мужчина должен. Именно должен. Парень не выдержал и ушел к родителям.

-Месяц пожил, — рассказывает Светлана, — а Маша к маме вернулась, платить за квартиру-то надо, есть надо, оказалось, что и не остается у нее ничего ни на поездки, ни на хотелки. Только и дома ей проще не стало: отчим заявил, что содержать взрослую девушку не будет. Скидывайся, мол, на питание и коммуналку, раз в семье живешь.

Тут Маша и начала вновь названивать жениху с предложением начать все сначала. Дескать, осознала, поняла, больше так не буду.

-Любит он ее, — говорит Светлана, — столько лет вместе. Насмотрелась, видать, сериалов про красивую жизнь, или подруг-содержанок наслушалась. Только опасается, а вдруг все по новому начнется?

-Да может и правда, что опасается, — вступила Юля снова в разговор, — один раз показала уже себя, как потребительница, сейчас притихнет на время, а потом снова пилить начнет: хочу то, хочу это, ты не мужик, раз заработать не можешь!

-А может и ничего, — высказывает предположение Инна, — один раз столкнулась с реальностью и розовые очечки слетели с переносицы. Теперь же знает, что и дома ее на шее никто не повезет, и одной не выжить?