Мужчина, который уходит не на совсем

Подруга бьется в истерике, за неделю похудела на 8 килограмм.
У ее мужа был сложный период — он почти год назад потерял свой бизнес и лучшего друга одним махом, и никак не мог оклематься после предательства, начать сначала. Плюс кризис среднего возраста. Все как-то вместе, каскадом, вырубило мужика.

Фактически год он не работал, семья проедала накопления, подруга собралась выходить на работу.
Муж хандрил, был холоден, закрыт, суров. С ней.

С внешним миром — все обычно, я, например, не знала, что что-то не так, и Машин звонок и ее ночная истерика — как гром среди ясного неба.

Подруга подозревала измену.
А что еще?

Как можно взять и уйти от семьи, жены и сына, просто так, без причин?

Я знаю и подругу, и ее мужа.
Мы в одной компании. Дети дружат. Майские шашлыки у них на даче — традиция.

— Поговори с ним, — рыдает подруга. — Он квартиру снял, я адрес выпытала у Славки…

Славка — лучший друг. Его тоже знаю. Переживает. Слил адрес.

Я сопротивлялась до последнего.
Маш, ну что за детский сад?
Ну что я ему скажу?
Максим, ты взрослый мальчик, вернись в семью?

Но Маша в ее состоянии не слышала аргументов. Она была в отчаянии, мобилизовала остатки здравого смысла и очень точно формулировала, что именно хочет. Сходи. Поговори.

Я пошла по адресу, без предупреждения и против своей воли. Я не понимала своей роли. Заставить любить? Насильно вернуть? Убедить в том, что семья — лучше, чем одиночество? Откуда я знаю, что лучше другому человеку? Бред какой-то…

Я шла и думала: посмотрю. Просто если ему совсем плохо, я это увижу. И предложу помощь.

А если мне откроет другая женщина, я просто уйду. Я не хочу никого учить жизни.

Внутри бурлил протест.

Я не знаю, какие слова сказать взрослому человеку, чтобы заставить его изменить свой выбор.

Макс открыл дверь. Он был сонный.

Я его разбудила. Я не знала, что сказать, кроме «привет». Мне было совестно и… глупо. Все как-то глупо…

И вдруг из-за двери высунулась серая мордочка Хема.

Это их кот. Имя образовано от «Стетхем».

Однажды они ехали на машине, а Хем, еще котенок, выскочил из кустов им прямо под колеса. Они сбили его, хотя Макс вывернул руль и машину не хило занесло. Макс перепугался насмерть. Бросился к котенку, схватил, погнали в ветеринарку.

Спасли, выходили, оставили себе.

Хем смешно хромает с тех пор. Макс шутит, что у него всегда походка подвыпившего капитана во время сильного шторма. Я обожаю слушать эту историю в исполнении Макса — «история о том, как я не стал убийцей».

Я увидела сонную мордашку Хема.
Они, видимо, вместе спали.

И я вдруг поняла, что все будет хорошо.

Максу и правда просто надо побыть одному. Но любовь в нем жива, он вон, даже на съемную квартиру, взял свой карманный тренажерчик любви.

Мужик, который уходя от женщины, забирает кота, чтобы любить, не уходит насовсем. Он только ненадолго, раны подлатать…

Максу плохо, он волк-одиночка, заблудивишейся, потерявшийся, выбитый из колеи. Ему бы вернуться в строй, да пока сил нет.

А семья — это не только любовь, но и постоянные обязательства: коммунальные платежи, хмурая свекровь, разрушенные планы на лето — они обступают каждое утро, наваливаются, требуют результатов. Быстрее, давай, ты должен, ты же мужик!!

А мальчики — тоже ломаются. Их сбивают грузовики жизненных обстоятельств и они лежат тряпочками на обочинах.

Макс никого не разлюбил, он не отрезанный ломоть, он просто хочет восстановиться, и для этого ему нужна своя нора, берлога, где он один. Ну или с Хемом…

— Вот…. макароны по-флотски, — сказала я. — Твои любимые.

И протянула контейнер.

— Машка передала?

Вообще-то, их сделала я, но ситуация требовала небольшой лжи во благо и я кивнула.

— И еще просила передать, что они тебя любят и ждут.

Я пошла вниз по лестнице. На меня смотрели Макс и Хем, и видит Бог, они были похожи. Четыре черных глаза, по два на каждого.

Два маленьких летчика, сбитых в разное время. Макс обязательно снова научится ходить и вернется в бизнес. Да, он получил шрам на всю жизнь и будет хромать.

Но хромота — это опыт и память.
А после нее можно стать мудрее, чтобы еще сильнее ценить тех, кто не предаст.

Мальчики не обязаны всегда быть сильными. Особенно, когда больно…

— Макс…

— Да?

— Ты знаешь, как я люблю твою историю про СтетХема. Так вот я хочу когда-нибудь услышать историю о том, как ты не стал убийцей … семьи.

Я выполнила миссию и выдохнула. С меня макароны и разговор — done.

— Нам с Хемом надо еще немного времени, — сказал Макс.

Ясно. Все ясно. Я кивнула и спустилась еще на пролет. На прощание обернулась:

— Стетхем, милый, позаботься о нем, ладно? — я кивнула на Макса. — Пусть хотя бы макароны разогреет…

Хем согласился и с увлечением стал облизывать здоровую лапку.
Он поможет хозяину выбраться обратно, с обочины, спасет его, как когда-то хозяин спас его.
Эти двое встретились на жизненном пути не случайно.

Хем хоть и хромает, но вообще крутой гонщик по жизненным виражам.

Автор: Ольга Савельева