Не прощу, что завещание не на меня, а на чужого человека

Галину знобило. Выпила горячего малинового чая, укуталась теплым одеялом, но согреться никак не могла. Ночью у нее поднялась температура и она не вышла на работу. Думала, это обычная простуда, день-второй отлежится и пройдет, но состояние не улучшалось. Ей назначили пройти всевозможные анализы, результат которых почему-то насторожили врача, и он выписал направление на обследование в областную больницу.

«У вас ревматическая болезнь. Есть серьезные нарушения в сердце. Возможно, осложнение возникло из-за больных суставов», – сказал врач. Галя не понимала: разве такое может быть? У нее и вправду уже давно болели ноги. Иногда даже корчилась от боли и тогда пила обезболивающие, натиралась всякими мазями и на некоторое время боль утихала. И если бы не эта высокая температура – она бы и дальше занималась самолечением.

Галя очень обрадовалась, когда к ней наведался любимый Мишка. Осенью они собирались пожениться. Впрочем, так и будет. Она выздоровеет и все у них будет хорошо. Они же так любят друг друга! Галина часто представляла себя в свадебном белоснежном платье. Ох и будут завидовать ей подруги, ведь она, сирота, такого красавчика приворожила! Галя рассказала Мишке о своей болезни. Надеялась – он, как всегда, скажет ей теплые, обнадеживающие слова. Но увидела какую-то растерянность в глазах Михаила. Он начал запинаться от услышанного.

«Да — что с тобой? Это – еще не самая большая беда. Не переживай, я выздоровею. Увидишь»,- она прижалась к его груди. «Конечно», – попытался улыбнуться Михаил. Галя удивленно смотрела на любимого: получается – это не он, а она утешает его? Больше он не наведывался. Видимо, из-за занятости на работе, успокаивала себя Галя, но к сердцу будто тяжкий камень прилип. Не могла понять почему и единственный брат Иван не посещал ее. Она же за его детьми приглядывала, когда жена Вера тяжело болела. Маленький Саша даже мамой звал Галю.

Хорошо, что есть у нее верная подруга – соседка Ирина. Вместе с ней в город приехали работать на фабрике, по соседству квартиру получили. Почти ежедневно утренней поездом приезжает Иринка в больницу к Гале. Окутывает полотенцем бульон, чтобы тепленьким ее напоить, фруктов накупила, кушать Галю заставляет: говорит, теперь ей витамины необходимы. Когда Галина вышла из больницы, Ирина каждый раз заходила к ней: и хлеба купит, пирожками поделится, утешит, в квартире уберет. Не раз Галя выглядывала в окно, когда слышала грохот какой-то машины: может, наконец, Иван приехал? Ошибалась. Брат будто забыл о сестре. О том, как сиротами воспитывала их бабушка, как ходила с ними на кладбище, где похоронены их родители, что погибли в страшной аварии, как вместе пасли коров на лугу. Только один раз позвонил. Мол, ты же знаешь, у меня – фермерство, люди, а ты одна, рядом – Ира, и Михаил, видимо, помогает. Сожаление разрывало Гале грудь. «Все хорошо», – поддакнула.

Тяжелый комок подкатился к горлу – она уже знала, что у Михаила есть другая. Ира не хотела рассказывать Гале правду, но, как говорят, шила в мешке не утаишь.

«Ты — молодая, красивая, и еще встретишь своего принца», — говорила.

«Не утешай меня, подруженька. Кому я нужна со своими болячками? Недаром же инвалидность дали?» – заплакала Галя.

Ирина по-сестрински вытерла ей слезы, убеждала, что эта болезнь не приговор, а инвалидность ее – временная.

«Хорошо — коль так! – тяжело вздохнула Галина. На самом деле Ирину волновали ее посиневшие губы, бледное, отечное лицо, хроническая усталость. Однажды ночью Ира проснулась от назойливого телефонного звонка. В трубке услышала тревожный голос Гали, которая просила зайти к ней, потому что ей очень плохо. Дрожащими пальцами Ирина отпирала замок. Недавно Галя попросила сделать дубликат ее ключа. На всякий случай, если с кровати не сможет встать. Ира еще упиралась: «Зачем думать о плохом? Ты – еще молодая, преодолеешь недуг». Но ключ заказала. К сожалению, Галя будто в воду смотрела. Ира едва нащупала пульс Галине, вызвала скорую. Галя задыхалась. Решила позвонить Ивану: «Приезжай. Галя в тяжелом состоянии. Всякое может случиться».

«Чем я помогу? Разве я Бог? У меня – работа от зари до зари. Словом, если что – дай знать». Ире не хватило слов возразить ему. Она была ошарашена такой жестокостью и равнодушием Ивана.

С каждым днем Галина увядала, как цветок без воды. Теперь ей часто снилась мама. «Наверное, зовет меня к ним с отцом», – сказала глухим, каким-то уже не своим голосом и попросила Ирину позвать нотариуса. Ира, узнав, что свою квартиру и все имущество Галя завещала ей – удивилась. Стала отрицать: «У тебя есть семья, Галинка».

«Ты – моя семья, моя сестра, Ирочка. Умоляю, когда меня не станет, похороны в родном селе, возле могилы родителей», – были последние слова Галины.

Несмотря на все просьбы жены Веры, Иван на похороны сестры не пришел. «Не прощу! Даже после смерти буду проклинать, что завещание не на меня, а на чужого человека!» – бесился от ярости.

Ира тяжело пережила смерть Гали. Ей так ее не хватало! Десять лет жили по-соседству, помогали друг другу, никогда не ссорились. По-сути, родными стали.

Прошел девятый день от смерти Гали, приближался сороковой. «Заказать Службу Божью», – осторожно спросила Вера Ивана, заранее зная ответ. Того как будто овод укусил. Со всей силы ударил кулаком по столу: «Никогда!» Приказал больше никогда не упоминать имя Гали. Она и так мерещится ему. Будто преследует. А сегодня даже снилась. Будто русалкой стала. Манила его, гибким телом разбивала волны, на которых появился черный крест. «Скоро с ума сойду через нее, понимаешь?» – не унимался Иван. Приказал Вере собрать Сашу. Поедет с ним на пруд. Имеет же он право часок передохнуть, развеяться? Вера встрепенулась: в такой день… Но промолчала, не хотела подбрасывать хворост в огонь…

Саша обрадовался, когда отец посадил его в машину. Давно он не брал его с собой. Голубое покрывало пруда дышало свежестью и чистотой. Саша радостно топтался ногами по воде, громко смеялся, когда брызги падали на его личико, обмывали кудрявый хохолок. Иван вытер полотенцем хрупкое тело сына, приказал сесть в машину. Он только еще раз на минутку погрузится в воду и они поедут домой.

Когда чужая машина подъехала к их воротам, и из нее вышел заплаканный Саша с соседом, Вера сердцем почувствовала: произошла трагедия. Ее отчаянный крик разносился по селу, сливался с церковными колоколами. Отправлялась Служба Божья за упокой Галины. Как и в день девятый, ее снова заказала Ирина.

… Ныне брат и сестра, как в детстве, снова вместе. Там, где не имеют значения ни слова, ни имущество, ни деньги. Там, где всегда существует Правда…