Несчастливая жизнь – не лучший повод для вступления в брак или почему я отказала Дмитрию…

После того отдыха на природе я позвонила трем подруго-знакомым. Это мое слово, я его придумала, но можете пользоваться. С возрастом я к словам внимательнее относиться стала. Они мне, вроде, подруги, а вроде, просто знакомые. Так и родилось это слово. Я позвонила каждой, поочередно, но сказала одно и то же, примерно так:

— Если ваши мужья не перестанут приводить на наши посиделки «женихов» для меня, то я перестану кататься с вами на природу, договорились? Это вы их подначиваете?

Они все поняли. А Ирке я добавила:

— Ты бы хоть меня спросила: действительно ли я такая несчастная? Хочу ли я замуж именно сейчас? Можно ведь поинтересоваться? А то ввели вашего бедного Диму в заблуждение, а мне ему все объяснять пришлось.

Я почувствовала, как Ирка надулась, и, наверное, подумала про меня: «Вот и делай людям добро! А ведь такой жених пропадает!»

Ладно. Просто пришла пора сказать им это. Без обид.

Мужья моих подруго-знакомых приготовили только первую порцию шашлыка, и был произнесен первый тост, и я все очень хорошо помню, потому что было это год назад.

И я не успела даже поесть – а я очень люблю шашлык, как «приглашенный» Дмитрий – мужчина лет сорока пяти, попросил меня отойти с ним в сторону, погулять. А все так закивали, да-да, идите, гуляйте… Я так и пошла, с шампуром в руке. Не люблю шашлык с тарелки есть. Вкус теряется, для меня. Есть еще примета — как только начинаю есть шашлык, то телефон звонить начинает, то еще что-нибудь… Вот и тут.

Идем. Отошли метров на двадцать. Он молчит. Я жую. Отошли еще, подальше. Тут он понял, что молчание затягивается, как петля, и заявляет:

— Элина, я о любви говорить ничего не буду. Я в нее давно не очень-то и верю.

Я посмотрела на него, и смутилась. А о чем он будет? О ненависти? Для этого завел сюда?

— Давайте о шашлыке, — предложила я.

— Если можно, то лучше без шуток. Все серьезно. Вы, как и я – одинокий и очень несчастный человек. У меня тоже была очень несчастная любовь, я два раза был женат. Внутри меня, с тех пор, полный раздрай. Понимаете?

Я кивнула.

— Считайте, что мы как в песне Кикабидзе, встретились, ну, помните песню, про «два одиночества», только пусть «костер» у нас «разгорится»? Я через три месяца уезжаю по работе, в Индию, могу вас взять с собой. Там мы залечим наши раны. Вы ведь согласны, что так будет лучше, для нас двоих? Ваша наука это подтверждает, так?

— Не! – Я замотала головой. – Подождите, дожую…

Дожевала. Говорю:

— Дмитрий, простите. Но психология ближе к искусству, если речь идет об индивидуальной работе с человеком. Но вы не правы. Я придерживаюсь того мнения, из науки, если хотите… А они есть разные, на эту тему… Что… В общем, если вы найдете действительно одинокую и несчастную женщину, и будете сами несчастны в это время, то… Никогда не делайте ей предложения. Понимаете?

— Нет. Почему? Вместе ведь легче будет…

— Просто ваши обоюдные несчастья, как основной мотив, станут некрепким основанием для брака. Два несчастья, сложенные воедино – не дадут вам счастья. Это даже на математику похоже, да? В нашем же случае выйдет все на ноль. То есть будет никак. Я не несчастная, и не одинокая. Я, как и многие ныне, мечтаю об одиночестве. Слишком много у меня в голове людей засело, да и в душе. Там такой шум! Из меня не получится жены – я уже давно и регулярно участвую в решении проблем других людей. И я буду считать вас не мужем, а клиентом, которого надо привести в норму. Не обижайтесь.

— Я не обижаюсь, но мне казалось, что…

— Так многим кажется, Дмитрий. Несчастливая жизнь, по многим пунктам, очень часто служит поводом для брака. И тогда стороны даже о партнерах не задумываются особо. Главное, найти кого-нибудь. Думают, что все дальше пойдет само собой. Исключения бывают, конечно, и очень хорошие, но… Тут одно оправдание, даже обоснование может быть — безысходность. Но это ведь не про нас?

— Вы всю жизнь будете заниматься чужими проблемами?

— Нет. Надеюсь, что скоро перестану. Я боюсь менять привычный распорядок жизни, как и все боятся этого. Но я сделаю это.

— А потом?

— А потом… Я совершу «обряд» инициации в другую жизнь, постараюсь убрать свои личные проблемы, вызванные работой, а дальше – будет видно.

— Так чего вы хотите?

— Я? Покоя, вот тут… — Показала ему на сердце. Ну, вдруг именно там душа живет. – Пока, только покоя…А песня правильная была. Как я понимаю, там встретились два несчастных одиночества, и костер правильно не хотел разгораться. Мудрая песня.

— Вы хорошо подумали?

— Да, я регулярно о таком, и о многом другом думаю. Когда выслушиваю истории клиентов.

— Понятно. Пойдемте обратно. Я хотел пораньше разговор начать. Вдруг, напьюсь?

— Вот видите, напиться можете, внутри – раздрай. В любовь – не верите. Я бы загнулась с вами, или такой стервой бы стала, что… Меня в первый раз видите, а уже такие предложения. Так что и вам хорошо, что не пойду замуж за вас. Я себя в жертву работе принесла. А для вас — уже не смогу.

— Так что мне делать? Ждать, пока счастливым стану?

— Нет. Просто, насколько можно, разберитесь сами с собой, чтобы в более или менее ровное состояние войти. Приоритеты и прочее. Без раздрая чтобы. А потом уже о женитьбе думайте. Иначе, статистику разводов пополните, и личную — тоже. Есть вещи, с которыми до женитьбы желательно разобраться, особенно, когда не дети уже. Пошли обратно, а? Я хочу себя отдыхающей ощущать, а… словно на работе оказалась.

Мы вернулись, я погрозила Ирке шампуром, и сказала всем остальным:

— Простите, но костер не разгорается. Зрителям лучше заняться банкетом. Занавес.