Обстоятельства и время разлучили их

«Сколько же это мы не виделись с тобой?» – Марьяна не могла поверить своим глазам. В голове, как кометы, мелькали мысли, а слова куда-то исчезли. Словно онемела, смотрела на Олега и молчала. Видимо, то же самое чувствовал и он, от неожиданности, как вкопанный стоял.

– Двадцать лет? Или сколько прошло? — первым оправился Олег. – А ты похорошела, нет, ей Богу, годы обманула что ли?

Марьяна улыбнулась в ответ.

– Вот так встреча, правда, и ты почти не изменился, – сделала ему шаг навстречу, чтобы обнять.

— Да где не изменился? – мужчина стушевался, расправлял рубашку, которая словно скорлупа, обтягивала немалый арбузик его живота. – Ты в деревню к нам? Решила навестить могилки?

– Так, перед Пасхой надо. Давно уже не была.

— Пойдем присядем, вон свободная лавочка, — предложил Олег, по-деловому взглянув на часы. – До автобуса еще есть время, расскажешь о своих заработках.

– Что рассказывать? Сначала было очень трудно, не знала языка и пришлось учиться всему с нуля. Но мне повезло, потому что хозяевам понравилась. Старушка сеньора, с которой пришлось работать, страдала параличом. Одевать, кормить, мыть ее, и кроме этого выполнять всю домашнюю работу – такое вот было мое существование. Знаешь, не столько физическая усталость, как моральное истощение убивало. А еще по детям скучала…

– Верю, но здесь ты бы им на жилье не заработала.

– Конечно, человек привыкает ко всему. А детям, слава Богу, и образование хорошее дала, и жилье купила. Уже можно и мне отдохнуть. А там буду внуков нянчить. Да что я все о себе, как ты? Еще стихи пишешь?

– Да какое там… — мужчина вздохнул и потер ладони. – Времени нет. Работаю, в родительском доме с семьей живу. Дочки взрослые. Замуж выдал в прошлом году. Скот, огород, хозяйство большое. Я же так и не закончил обучение в вузе, женился, а там дети малые, деньги нужны…

Марьяна не успела ничего ответить, потому что в это время рядом шумно плюхнулась на скамейку немалая бабенка, повязанная ярким платком на сельский манер, в зеленом свитере на пуговицах и сборчатой юбке. Бахнула рядом тяжелой сумкой и гневно измерила Марьяну с ног до головы.

— Здравствует вам, пожалуйста! Нельзя мужа и на минуту оставить!

Олег покраснел по кончик носа, а Марьяна удивленно подняла брови.

– Люся, чего ты разошлась? – пытался утихомирить жену, которая закипала с каждым словом, как настоящий самовар. – Встретил вот свою одноклассницу, Марьяну, нашу землячку, разве не узнала?

– А как раз и узнала! – огрызнулась в ответ Люся, вытирая концом платка красное мокрое лицо. – Одноклассница! Думаешь, я не помню, что ты за ней ухаживал? Я хоть и младше, но хорошо о вашей любви знаю, все село гудело!

Марьяна только теперь поняла, кого ей напоминает жена Олега.

— Так ты Людмила, младшая дочь Северцевых?

– Ага, она и есть! Только я люблю, чтобы меня Люсей звали.

– Понятно, Люся, – Марьяна встала, – что же была рада увидеть…вас. Удачи.

– Вон и автобус, – видела, как Олегу было неудобно за поведение и слова жены. Опустив глаза, собирал сумку и пакеты с покупками. Спросил робко:

– Марьяна, ты, может, в гости к нам зашла, как будет время.

— Где у нее то время, она же не отдыхать едет, правда? — Люся толкнула мужчину в плечи. – Да и нам некогда рассаживаться! Работы полно, давай рот не разевай, иди, занимай место в автобусе!

Нежные воспоминания из прошлого окутали Марьяну тихонько за плечи. В сельском автобусе она почти никого не знала, давно уже в селе не была. Чувствовала лишь Олегов взгляд на затылке. Какой же он был интересный молодым! Какие стихи писал для нее! Куда делся его юношеский пыл, жажда новых знаний? Он всегда мечтал быть известным ученым, литературоведом. Почему оно так в жизни бывает? Они с детства дружили, а потом почувствовали, что искренние детские чувства переросли в нежную первую любовь. Обстоятельства и время разлучили их, разбросала жизнь по разные стороны своей безудержной реки.

Старенький ЛАЗик медленно приближался к селу. Марьяна сошла на первой остановке, и узкой тропой спустилась к сельскому кладбищу. Хотелось плакать. Небо омрачается, тяжелыми каплями рассыпая то, что давно просилось из души. Олег, несмотря на брань жены, стоял на остановке и долго смотрел вслед своей единственной любви, провожая последние надежды на то, что тайно берег в сердце много лет.