«Она мне носки даже купить не может! Я хочу развестись!» — закричал Павел. Демонстрация носков, как последний «аргумент»

Помню, я смотрела «Семейку Аддамсов», и меня очень развеселил дядюшка Фестер, замечательно сыгранный Кристофером Ллойдом. Я про тот момент, когда он лежит на диване, и читает журнал с названием «Странные мужчины и женщины». Мои читатели знают, что это название идеально подходит для некоторых рассказов, которые можно собрать в эту «рубрику». А ее название чуть изменить: «Странные люди». Сегодня рассказ – из этой рубрики!

Павлу было сорок семь лет. Он устал от жены, которая стала выпивать; от подросших детей, от их неуважения и вызывающего поведения. А еще от работы, да и от себя… Знаете, если сложить все эти усталости, то их можно назвать экзистенциальным кризисом. По отдельности – это проблемы, а вот когда разом! Кризис.

Павел решил разбираться с проблемами по частям. Задумался о разводе. Человеком он был воспитанным, даже интеллигентным, поэтому не мог просто хлопнуть дверью и уйти. Я ему была нужна только для «обоснования» его решения. Для выдачи «индульгенции». Такие клиенты сразу видны. Совесть им говорит, что все не так просто, что и его вина есть в произошедшем, но беседы с совестью – занятие сложное и трудное.

Павел решил заменить совесть на меня. Честь, конечно, великая, но брать на себя такую ответственность… Не! Никогда.

— Я тут все расписал, — сказал он. Протянул листик. — Плюсы и минусы развода.

Я изучила написанное.

— Сами-то как думаете? Что весомее? – спросила я его. – Плюсы у вас невнятные. Может, вам просто отдохнуть?

Павел протяжно вздохнул. Ему хотелось, чтобы я сказала:

— Срочно убегайте от ваших токсичных отношений! Спасайтесь! Вы ведь губите свою жизнь!

Павел решил мне все честно рассказать, и даже проболтался, что сам раньше выпивал, потому что у него много друзей, и они с женой любили посещать рестораны, но она пристрастилась к алкоголю, а он — нет… Детьми он особо не занимался.

Я видела перед собой человека, который вступил в брак, но, как глава семьи, был плохим «рулевым». Совсем слабеньким капитаном, если хотите. А когда их семейный кораблик дал течь, то он быстренько решил слинять. Разумеется, прямо так говорить нельзя! Вы что! Человек пришел за помощью. Определенной! Он ведь деньги платил, а значит – заказывал музыку!

Прямо – нельзя. А косвенно – можно. Мне всегда казалось, что если вместе «заплыли» не туда, то и выгребать надо вместе. Почему? Потому что у меня к тому времени уже были клиенты, которые потом очень сильно жалели о своих «побегах» от семейных трудностей и проблем. И Павел – явный кандидат на такую роль.

Мы стали работать. Во время второй встречи, Павел смотрел на меня, как на тугодумку. Ему надо было только одно. И это было бы проще всего, для меня. Но дорога в ад выложена не добрыми намерениями, как считается, а теми, которые кажутся наиболее комфортными и легкими. Теперь и вы это знаете.

Он мне говорил, говорил, какая плохая у него жена, а дети… Да взрослые они уже – одному 15, а другому 17 лет. И он им уже не нужен. Я же отвечала, что возраст у них очень подходит для того, чтобы прописать Павла, после его ухода, в разряд предателей, а может и врагов. Навсегда. И такое бывает.

В общем, Павел понял, что быстрой «индульгенции» ему не светит, и стал… Закипать? Раздражаться? А потом случилось совсем странное. Он резко побагровел. Вскочил со стула, и, прыгая на одной ноге, стал снимать ботинок.

— Павел! Что вы делаете? – Я пыталась его остановить. А он еще больше задергался. И упал. Поднялся. И стал снимать второй ботинок.

— Павел, я охранника сейчас позову! Что за шоу? Прекратите! Вам плохо?

— Мне плохо! – закричал он. – Я хочу развестись!

— Так и разводитесь!

— Я сомневаюсь! А вот это вы видели?!

Я не успела ответить, что мы и разбираемся с его сомнениями… Боже, он лег на спину, ну словно, собирался подкачать пресс, и протянул в мою сторону ноги. Я увидела рваные носки и скрюченные дрожащие пальцы. Это было не эстетично.

— Ну? Что скажете?

Я поняла. Это был его последний довод. Аргумент.

— Вам ногти подстричь надо…

— Ааа! Она мне носки даже купить не может! Я хочу развестись!!!

Мне вспомнился дядюшка Фестер и его журнал. На обложке только – Павел. Человек месяца!

А потом… он заплакал. И что делать? Правильно. Когда он пришел в себя, извинился за «шоу», я сказала, чтобы он пришел с женой.

Когда я познакомилась с ней, то мне стало ее очень жалко. Это была красивая женщина, которой не повезло с мужем. Истерил он часто, как она сказала. Да, у нее были проблемы с алкоголем. Но у нее была серьезная поддержка от брата, который потом помог ей выбраться, оплатил лечение, и вообще, поучаствовал в ее жизни… Надеюсь, у нее все хорошо. А Павлу она сама тогда дала индульгенцию. И когда он ее получил, то стал сомневаться еще сильнее, в своем решении. Но было поздно. Они развелись.

Что с вами сейчас, Павел? Какие на вас носки? Надеюсь, что шелковые. В горошек. Хорошо ли вам в жизни?

Впрочем, не нужны мне ответы на эти вопросы. Надеюсь, что и у него – все хорошо.

Частая это история – внутренние проблемы человека влияют, а куда им деваться, на семью. И начинать надо с них. А там бы и в семье все утряслось, если есть обоюдное желание. Но… Людям проще сбежать… Только от себя все равно не убежать. И проблемы свои по пути – не скинешь.