Шансов было мало, но они боролись

Василиса перекрестилась перед маленькой иконкой на тумбочке возле больничной кровати, поправила одеяло на своей кровиночке и, не вставая с колен, расположила голову на подушке сонного ребенка. Как это тяжело, когда болеет дитя! У маленькой Сонечки проблемы с почками. Страшная болезнь начала развиваться на двадцать восьмой неделе беременности, и несмотря на предостережения и прогнозы врачей, Василиса родила. О другом женщина и слышать не хотела. Шансы на то, что ребенок выживет были один к ста, но они боролись.

Сейчас их дочери почти два годика. Ничего не загадывают, боятся даже дышать родители над своей крохой. Маленькая непоседа, желанное солнышко радует своими первыми интересными словечками, а когда обнимает ручками за шею и нежно целует, то и у папы, и у мамы на глазах слезы. Они молятся день и ночь, тратят просто фантастические суммы на лечение и верят, что девочка будет жить. Потому что вера – самое главное!

Сонечка потянулась сладко и открыла глазки, улыбнулась маме и тут же, как волчок, завертелась на кровати. Девочка очень подвижная и бойкая. И минутки не усидит на месте. Несколько недель в больнице для Василисы, как каторга, ведь за малышкой только глаз да глаз нужен – как раз возраст такой. Маленькая исследовательница все хочет знать, везде заглянуть, все зацепить. Вот только проснулась, а уже сама обувает новенькие сандалики, берет маму за руку и пальчиком на дверь показывает.

– Что, мое солнышко, пойдем на прогулку на улицу?

— Улицю, улицю! – улыбается до ушей маленькая повторушка.

А на улице бегает, как заведенная: и цветочек ей понюхать надо, и букашку из листочка задеть, и бабочку погонять. Радуется мама и сердится одновременно — ну хотя бы минутку покоя! Дорожки в саду возле больницы мелким гравием усыпаны. Поэтому прогулка часто заканчивается слезами. Вот и сегодня – не успели выйти, как уже и ладошки поцарапаны, и коленки разбитые, и новенькие сандалики порвались.

— Какая же ты быстрая, мое девочка, — жалуется Василиса, беря маленького «шумахера» на руки. – Пойдем, будем болячки лечить. Вот папа придет, будет ругать нас, спросит: кто это с новенькими сандаликами за один день такое сделал? А мы что скажем? Где же нам на новые сандалики деньги взять?

Несет свою непоседу, слезки вытирает, утешает. Успокоилась малышка, из рук вырвалась и снова по дорожке затопала. «Ну просто шило!» – Василиса только руками всплеснула. А навстречу по той же дорожке мама девочку везет на инвалидной коляске. Ясные глазки грустно-грустно проводили маленькую Сонечку, которая беззаботно семенила ножками. И в страдающего детском взгляде просматривалось – как же я хочу так бегать!

Василиса разминулась с ними, а слезы градом…

Издалека увидела Андрея, который звал дочь к себе. Малышка радостно замахала ручонками и бросилось к папе. Мужчина легко подхватил ребенка, обнял Василису.

– Ты чего это вся в слезах? – заглянул в глаза. — Пойдем он присядем на скамейке, расскажешь, что случилось.

– Слава Богу, все в порядке… Сейчас успокоюсь.

И Сонечка, обеспокоена мамиными слезами, по головке гладит ее, не может ребенок понять, что же так расстроило мамочку. Вдруг глянула на свои сандалики ободранные… Задумалась, нахмурила бровки…

– Мама, ни пакати! Сьоня бегать нет! Не буду бесить! – щебечет, успокаивает.

– Что это она говорит? – папа пытался понять, что же за разговор такой между его девочками. – Ты что ругала ее за сандалики?

Василиса еще сильнее расплакалась, склонила голову мужу на грудь и аж зашлась плачем. А за ней следом и дочка.

– Девочки вы мои, маленькие и глупые! Дались вам те сандалики! Я же люблю вас!

Вечером после работы Андрей прибежал на несколько минут пожелать доброй ночи своим девочкам. И в яркой коробочке возле кроватки положил новые сандалики.