Тетя Клава обещала пожизненный отдых у нее на юге. Обманула

— Ловись, рыбка, большая и маленькая!

У Егорки, сосредоточенно сжимавшего удочку, было настолько умильное выражение лица, что его родители прыснули со смеху.

— Папа, почему волк на хвост рыбку ловил, а у меня на удочку не поймается?

— Не ловится. — поправила сына Елена.

— Папа, почему у меня не ловится? — переспросил Егорка.

— Не «не ловится», а не клюет! — рассмеялся Виктор, отец этого дружного семейства, и направился к сыну. — Сейчас посмотрим, что там с рыбой случилось.

Елена присела на раскладной стульчик, поежилась и поплотней запахнула плед. Поехать все семьей на рыбалку было замечательной идеей. Особенно в преддверии визита тети Клары.

С тетей Клавой семья Елены дружила. Раньше. Восемь лет назад, когда Елена с Виктором только поженились, тетя Клава со слезами на глазах уговорила молодую семью приютить ее старшего сына Гошу. Всего-то на время учебы в институте! Разумеется, не просто так.

— Каждый год вас привечать будем, только на билеты будете тратиться! Ленка, ты же была у нас на даче? И море недалеко от дома! Пока дача стоит ездить будете! И дети мои вас привечать станут, как меня не будет. Соглашайтесь! Всю жизнь бесплатно на юга отдыхать ездить будете!- увещевала Елену тетушка.

Посоветовавшись с мужем, добро на заселение Гоши было дано. Пять лет в обмен на пожизненный ежегодный отпуск в Краснодарском крае — это Вам не хухры-мухры. Плюсом — благодарность родственников, пусть эта благодарность и вещь довольно эфемерная, но все же.

Пока Гоша жил у молодой семьи и грыз гранит науки в одном из Питерских вузов, семья Елены каждый год (кроме того года, когда Егорка был совсем маленьким) ездила к тетушке на отдых. Щедрый стол, отдельные апартаменты, экскурсии и аквапарки за счет принимающей стороны. Бонусом — моторная лодка в личное пользование. Елена и Виктор чувствовали себя чуть не арабскими шейхами на отдыхе. Любое желание гостей выполнялось в ту же секунду. Домой семейство ехало с полным багажником домашнего вина, фруктов и различных гостинцев.

Стоило Гоше закончить институт, как лавочка с отдыхом прикрылась. Телефон тети Клавы был отключен, а Гоша не отвечал на звонки. Приехав на юг, семейство Елены развернули на пороге тети Клавиной «дачи» — большого коттеджа неподалеку от моря, со словами: «Простите, родственнички, но мест нет.»

На нет и суда нет. Виктор сам заплатил за гостиницу и «отдохнул» семью.

Младшая дочь тети Клавы, Даша, в этом году по такой же схеме была пристроена в Москву, к двоюродной сестре Елены. Свидевшись с сестрой на недавнем юбилее одной из бабушек, Елена рассказала ей о том, что «пожизненный бесплатный отдых на юге» продлится ровно до конца обучения тети Клавиной дочери.

Сестра Елены, вернувшись домой, дала Даше от ворот поворот. Возмущенная тетушка, которой объяснили причину выселения Даши, сразу вспомнила номер Елены.

— Ты мне денег должна, за те годы что на харчах моих жировала. У меня и чеки все есть. Еду, жди, расплачиваться будешь. И деньжата приготовь! Триста тыщ с тебя! И это — еще по-родственному! — гневно кричала тетя Клава в трубку.

Дату приезда тетушка сообщила. Чтобы избежать неприятной сцены при встрече, Виктор и Елена взяли сына и поехали на рыбалку.

— Можно ей за Гошу счет выставить, он 5 лет в моей квартире жил! — поддержал жену Виктор.

— Не надо. Смысл? Родственных отношений это все равно не вернет. Да и мы с тобой сами виноваты, повелись на сладкие посулы. Давай рванем куда-нибудь? Отдохнем, Егора выгуляем? Тетя Клава все равно не сможет к нам каждый день прилетать. Да и разговаривать с ней не очень хочется. Сама обещала, а что в итоге? Да ну ее! Жаль, нельзя было договор нотариально заверить. Что-то типа: я, такая-то такая, обязуюсь предоставлять полный пансион в моем коттедже таким-то таким, на строк столько-то лет, если такие-то такие будут 5 лет кормить и содержать моего сына, который будет жить у них в квартире. — грустно улыбнулась Елена.

— Может, на рыбалку махнем? Там и до брата моего недалеко. Вовка рад будет, давно не виделись. Звоню? — взяв телефон, Виктор спросил у жены.

— Звони. — махнула рукой Елена.

И суток не прошло:

— Ловись, рыбка, большая и маленькая! — приговаривал серьезный Егорка, сосредоточенно сжимая удочку.