Ты же сама этого хотела

Владимир остановил машину: вот и его дом. Окна квартиры светились. Поздно, а Светлана не спит, – подумал. Не хотел выходить из машины. В последнее время между ним и женой не было понимания. Эта постоянная недосказанность пугала его. Хотя Владимир знал наверняка, чего Светлана хочет от него. Чтобы, как бывало раньше, он подошел, обнял ее, приласкал. Сказал, что у них все хорошо, что любит он и ее, и дочь превыше всего.

Но этого Владимир сделать не мог. Поэтому и возвращался домой поздно, когда жена уже спала. Но она все-таки ждала его, избегал ее взгляда, прятался от вопросов.

– Я устал, – спешил быстрее лечь спать. – Поговорим обо всем завтра.

На следующий день исчезал из дома еще на рассвете – тихонько убегал из квартиры, как вор, которого вот-вот схватят.

Даже перепугался, когда Светлана остановила его

— Забери, пожалуйста, вечером Кристинку из детсада. Я хочу поехать к маме. Возможно, вернусь поздно.

Он облегченно вздохнул: слава Богу, обошлось без объяснений. И все же, так не могло длиться вечно. Но что сказать жене, Владимир и сам не знал. Если бы не те печальные события…

Они дружили семьями: Владимир и Светлана – Олег и Нина. У первых подрастала дочь, у вторых — сын. Они часто называли их парой, шутили, что когда дети вырастут, женят их, и тогда станут настоящей семьей. А пока все праздники обе семьи отмечали вместе. Встречались и в будни, просто так, отвести душу за искренней беседой и чашечкой кофе.

В тот зимний вечер Олег и Нина тоже заехали на кофе.

— А выпить у нас нет ничего, — спросила Светлана. – Ни коньяка, ни хорошего вина?

– Я сейчас привезу, – спохватился Владимир. – Знаю магазин, где продают спиртное и который работает допоздна. Олег, ты со мной? Пока женщины делают бутерброды…

Олег не хотел выходить на холод, играл с детьми. И только когда Владимир окликнул его во второй раз, поднялся с дивана. Они ехали по безлюдной улице. Падал мокрый снег, примерзал на дороге. Было скользко. Это позже в сводках напишут, что он не справился с управлением. А тогда Владимир помнил лишь одно: перед фарами неизвестно откуда появился пес. Олег дернул его за руку. Владимир крутнул руль вправо. А потом машину несло и несло на обочину, и он никак не мог ее остановить. Пока перед ними не появился старый раскидистый каштан. Это длилось секунды, а Владимиру казалось, будто прошла вечность. Когда все кончилось и старенькие «Жигули» врезались в дерево, он увидел: лицо Олега все в крови. Была больница, тяжелые долгие дни в реанимационном отделении. Белое, как стена, лицо Нины, немой вопрос в растерянных глазах: почему? Почему он, Владимир, отделался легкими царапинами? А ее Олег…

Он так и не пришел в себя. Умер в реанимации и Владимир не смог сказать другу последнее «прости».

После похорон они со Светланой приехали к Нине.

— Вот и осталась я с сыном одна, — плакала Нина.

– Ты – не одна. Мы – с тобой. Можешь рассчитывать на нас в любую минуту, – Светлана утешала подругу.

Они действительно помогали Нине во всем. Даже когда Владимир возвращался из дальних командировок, Светлана не позволяла ему долго отдыхать.

– У Нины краны протекают… Нину на дачу надо отвезти… Нине огород нужно вскопать, – постоянно слышал от жены.

Владимир ремонтировал краны и мебель, менял плитку в ванной, возил Нину на дачу, в село к родителям. Говорил как «мужчина с мужчиной» с ее сыном, потому что парень, жаловалась Нина, напрочь отбился от рук. Чем больше было просьб, тем усерднее выполнял их Владимир. И до сих пор в том, что произошло, винил только себя: если бы он тогда не позвал, не забрал от детей Олега…Как-то жена срезала на грядке несколько роз. Свежие бутоны едва-едва раскрывали первые лепестки.

– Отвези Нине, – попросила Владимира.

– Но у нее сегодня не день рождения.

– Нет, но ей будет приятно. Я бы и сама с тобой поехала, но работы много.

Он ехал к Нине. В машине пахли розы. Он даже оглянулся назад, где на сиденье лежали цветы, будто глазами хотел поймать их аромат. Заметил, что впервые за последние два года, как произошла трагедия, не думает об этом. Поднимался по ступенькам к знакомой квартире.

— Это — вам, — протянул цветы, как галантный кавалер.

Действительно у него был необычный вид, ее сбило это его «вы», Нина почему-то покраснела, растерялась. А, может, ему просто показалось?

Они пили чай. Больше молчали, чем говорили. Он чувствовал, как что-то тянет его к этой спокойной красивой женщине. Коснулся руки. И уловил вновь растерянный взгляд ее глаз. Остановись, иди, – умоляли они.

Впервые на расспросы жены, как дела у Нины – ответил одним словом: нормально. Светлана только удивленно взглянула на него. Через несколько дней, как он вернулся от Нины, жена уже сама спросила: «Все нормально?» Он кивнул.

– Владимир, я тебе доверяю, – хотела прижаться к нему Светлана. Но он вместо того, чтобы приласкать, оттолкнул жену. Кричал, как она смеет даже намекать на такое. Тем более, что сама выпроводила его к Нине. Разве забыла, как в день смерти Олега утешала подругу, как уверяла, что та всегда может искать у них помощи?

Жена взглянула на него и он понял, что продолжать бесполезно. С тех пор прошло несколько месяцев. Без Нины уже не мог. Хотел слышать ее голос, видеть ее глаза, чувствовать, хотя бы случайно прикосновение ее руки. А дома с дочкой его ждала Светлана. Ждала, как провинившегося ребенка, которого готова была простить в первую же минуту его возвращения

Вот и сегодня в окнах его квартиры так поздно горит свет…