«Удачное» замужество Алёны и боязнь красных автомобилей после развода…

Как же продуман человек, да и не только человек! Прошлая жизнь, опыт, радости и страдания – остаются на лицах, пусть намеками, полутонами. Впрочем, это и собак касается, и других животных. Посмотришь в глаза иной собаки, и сердце, словно ледяной рукой сжимается.

Алёна только пришла, поздоровалась, присела, а у меня внутри моментально, возникло, то самое, знакомое. Ледяная рука и цепкие пальцы. Хвать! Сколько же ей лет? Молодая она, до тридцати. Лет двадцать пять? Только вот глаза…

— Я вам звонила, и говорила, что у меня фобия, но только может это и не совсем фобия? Я умею с ней справляться, но это мне очень трудно дается, и мешает жить.

— Помню, Алёна, вы что-то про машины говорили, но кратко.

— Меня трясти начинает, когда я вижу красные легковушки. Внутри трясти, а иногда и снаружи. Иногда — очень сильно, чаще — терпимо. Но устала уже так, что кажется, что с ума скоро сойду. Это как паническая атака, наверное? Может такое быть?

— Вы хотите, чтобы я сразу сделала выводы? Если это началось неожиданно, на пустом месте, то может и атака, когда очень сильно трясет… У вас с самими красными автомобилями связано что-то? Негативный опыт?

— Связано. Но мне обязательно об этом рассказывать? Нельзя меня просто как-то перенастроить?

— Попытаться, можно, но лучше, когда известны причины.

— Тогда слушайте, если так лучше. Я из области, родителям было не до меня, да и брата они особо не воспитывали. Работали много, но без результатов, бедные мы были. А в нашем доме жила женщина, и я лет с пятнадцати стала равняться на нее, она мне казалась идеалом. Она была такой, какой и мне хотелось бы быть. Чтобы было к чему стремиться. Родители не очень на стремления мотивировали. Ой, вам честно надо все?

— Желательно. – Я улыбнулась.

— Если совсем честно, то я страшно завидовала этой женщине. Она была молодая, богатая, и очень красивая, как будто из другого мира. Выделялась из соседей. Носила летом очень красивые платья, я такие только в кино видела. Иногда, правда, я не только восхищалась ею, но и злилась на нее, от зависти. Желала ей бед всяких. Понимала, что никогда такой не буду. А она — перед глазами. Счастливая и довольная. И у нее появился красный автомобиль. И я влюбилась уже и в эту машину, она для меня стала… Даже важнее уже этой женщины. Я понятно говорю?

— Да, понятнее не бывает.

— В общем, я поставила себе цель – автомобиль, любой ценой, раз уж стать такой не получится, как она. Но когда я приехала сюда, поступать, то и сама сообразила, да и окружающие подсказали, что я очень такая… А у меня еще комплексы сидели, то я есть по-прежнему казалась себе костлявой уродиной, а на самом деле…

— Девушка созрела, да?

— Да. Нескромно, конечно, но… А потом родители поделились со мной частью наследства, от бабушки. Они продали квартиру, и у меня появились деньги. И я привела себя в порядок. Накупила шмоток, салоны и т.д. И стала искать своего принца! И, получилось, почти как в сказке – «Красавица и Чудовище». Но в сказке чудовище — в принца превратилось, а у меня, принц стал чудовищем, весьма быстро. А я считала, что у меня очень удачное замужество. Тут я сама виновата – очень быстро в него вцепилась, в Юру моего. Но красную машинку он мне подарил, на свадьбу. Моя цель, заветное желание! Сбылось! Лучший подарок! А машина, даже еще лучше, чем у той женщины была. Как я любила гонять на ней! Когда муж уезжал по делам, то и я на несколько дней уезжала, просто… Нравилось. Однажды он вернулся – меня нет. Заподозрил в измене, которой не было. Руки в ход пустил. А потом это нормой стало. Это заметно, наверное, да? – Алёна повернулась ко мне, и я увидела сбоку, на скуле, шрам, ближе к уху…

— Заметно. Но не по шраму. Но я поняла вас. Чем все закончилось?

— Да обычно закончилось. – Она махнула рукой. – Вылетела я как-то ночью из дома… Приземлилась в снег. А он мне прокричал с порога: «Чтобы я больше тебя не видел. А машинку – себе оставь».

— А вы?

— А что я? Я сидела, рыдала, мерзла, и повторяла: «Это все из-за чертовой машины случилось», как заведенная, повторяла. Хотя она-то тут не виновата. Как-то я осознала, в том момент, очень ясно, что это зависть подвела моя, та давняя. Вела к этому финалу. Почему мне родители не говорили об этом? О вреде зависти? Сами не знали, наверное. Тоже завидовали всем.

— Давно вы расстались?

— Полтора года назад. Машину я продала, у меня свое дело сейчас, и все хорошо. Подруги тогда помогли пережить все это. Одна беда – трясет от красных автомобилей. Думала, что пройдет, а не проходит. А моя мне снится до сих пор. И просыпаюсь в ужасе. Это лечится?

— Попробуем. Мне подумать надо. Я вам перезвоню, хорошо?

— Да.

Когда ушла Алёна, я взяла телефон, и стала среди знакомых искать обладателей красных «машинок», чтобы попросить, на время. Пришлось, правда, свою потом взамен дать, но это уже мелочи… Только это уже совсем другая история. А эта, большей частью, о вреде зависти, да. Алёна была права. Надо о ней говорить. И детям, да и взрослым.