Забота о благе или мягкое давление?

Моя подруга Надя моложе меня на 8 лет, она осталась жить там, в городке моей юности и сейчас в семье у Нади непростой период. Благо современные средства связи позволяют нам поддерживать отношения и на расстоянии, сочувствую, вникаю, выношу по ее просьбе на обсуждение.

-Да ничего хорошего, — говорит Надя устало вчера вечером, — Ваня изо всех сил пытается настоять на своем. И то, что раньше он брал на себя и без всякого напряга, сейчас вызывает отторжение, упрямое нежелание и вечные присказки: «Не справляешься — садись дома».

Надежда замужем уже 15 лет, у нее 14-ти летний сын и 5-ти летняя дочка. Два года назад семья продала свою квартиру, добавила средства материнского капитала и купила дом в частном секторе городка. С большим приусадебным участком, гаражом, палисадником и огородом.

-Мне за счастье возиться, — говорила тогда Надя, — все теперь выучила, когда и что сеять, как рассаду выращивать и цветы, даром, что всю сознательную жизнь провела в квартирах на верхних этажах. Зато детям — красота, особенно летом.

Кур и прочую живность подруга не завела, но на земле работает истово, а еще появилась собака, кошка и множество забот.

-Ведь в декрете сидела, — жалуется Надежда, — так Ваня вовсю помогал. И с огородом, и по дому. А теперь что случилось? Меня нет дома 10 часов вместе с обедом и дорогой. Пока дочку из сада заберу, пока поесть приготовлю. Полить? Нет, он не польет. Собаке еду сварить? Нет, не сварит. Сама делай. Твоя идея была работать, ты знала, на что шла. Садись дома и все будешь успевать, а я один на всех заработаю.

И заработает. Так что материальной нужды работать у Нади вроде бы и нет. Только вот дома она уже сидеть пробовала. И ничего хорошего из этого не получилось. Было это несколько лет тому назад, когда сынишка ходил в садик.

-Начал он там болеть, — вспоминает Надя, — на 5-й день домой забираю уже с температурой, а потом 3 недели дома. Только выйду с больничного, а через 4-5 дней снова. Ну Ваня и сказал, ни к чему здоровье сына ушатывать, увольняйся и сиди, пока не окрепнет.

И Надя села. Здоровье сына пошло на лад, чего не скажешь о ее отношениях с супругом. Материально потерю ее зарплаты семья не заметила, а морально…

-Какой-то кошмар начался, — делилась тогда Надя со мной, — как у меня своего заработка не стало, так у Вани просто начался период одержимости финансами. Отчет за каждую потраченную копейку. Месяцами обговаривали необходимость покупки одежды. Особенно для меня.

В конце концов, Надя взяла сына и ушла жить к маме. Полгода супруги вместе не жили, правда документально тоже не торопились оформлять разрыв. И деньгами Ваня Надежде помогал. Но тоже очень скупо, приходилось несколько дней говорить и обосновывать необходимость трат. И так — ровно до того момента, пока Надя не вышла на работу.

-Через месяц мириться пришел, — говорит подруга, — мол, осознал, прости, больше не повторится. На счет работы моей не заикался, скопидомничать прекратил. Начал о втором ребенке заговаривать. В декрете я с дочкой отсидела безупречно. Вижу иной раз, что ему хочется что-то сказать, но сдерживается. Да и я в любой момент могла снова на работу выйти: мама же уже на пенсии теперь.

А вот после покупки дома и новых, связанных с ним забот, да после того, как дочь в садик вышла, а Надя на работу, и началось это давление. Хотя девочка в отличие от брата к саду адаптировалась полностью, даже простуды и то — раз в год, не чаще.

-Я о тебе же забочусь, — говорит Ваня, — ты устаешь и тут, и там, ну какой смысл изматываться. Пусть дочка в садик ходит, как и сейчас, а ты занимайся домом. Тогда и меня не станешь пилить, и времени, и сил будет оставаться больше.

Вроде бы забота о благе жены? Но и Наде, и мне кажется, что какая-то уж очень хитрая забота. Скинул с себя все, получается уже не предлагает, а вынуждает поступить по его. А подруга боится, что отношения в семье снова войдут в полосу кризиса, как было первый раз, когда она села дома.

-Не будет такого, — клянется Иван, тогда мы молодые были, все изменилось.

Но Надя сомневается. Это он сейчас так говорит, когда у нее пусть и небольшой, но свой доход. Да и не хочет она испытывать судьбу. А обида все равно есть: на нечестные методы давления и принуждения принять его точку зрения.