Зять ушел в декрет

Валентине Егоровне уже шестьдесят пять лет, каждый раз, вспоминая о дочери, у нее начинает болеть сердце. Ведь нашла себе ее Алла такого парня в мужья. Где это было видано, чтобы женщина через несколько месяцев после родов на работу выходила. Муж с ребенком сидит, а жена семью обеспечивает.

Алле, дочери Валентины Егоровны, всего тридцать лет. Совсем недавно у нее появился ребенок. Рождения малыша ждала вся семья.

Свадьба у дочери была лет десять как уже, а забеременеть получилось только сейчас. Первое время молодые хотел для себя пожить, карьеру сделать, подняться на ноги, а потом уже думать о детях. Валентина Егоровна до сих пор помнит, как дочка с мужем квартиру приобретала, как потом все помогали ипотеку им выплатить.

В последний момент и на ребенка решились, да вот только не получилось. Постоянно по больницам ходили, на обследования, ничего им не помогало. Отчаявшись, дочь решила пойти на ЭКО. Накопили нужную сумму денег, уже и дату выбрали, а в самый последний момент узнали, что Алла ребенка ждет. Какая тогда радость была, что все обошлось.

К сожалению, трудностей было не меньше, чем радости. У мужа Аллы, Дениса, на работе сменилось руководство. С новым начальством не получилось найти общий язык, до этого Дениса работа радовала, а после перестала. Новое начальство тем временем отменило все премии, уменьшило оклад, с каждым днем, когда-то любимая работа, становилась просто невыносимой.

Неизбежно приближался срок рождения малыша, и, следовательно, декретный отпуск дочери. У Аллы, в отличие от Дениса, на работе все было прекрасно. Перед уходом в декрет ее повысили в должности, руководитель не скрывал, кто ее возвращению будет искренне рад, даже предлагал выписывать премии дополнительные, если она из декрета выйдет раньше положенного срока.

Молодые обсудили всю сложившуюся ситуацию и пришли к мнению, что в декрет выходит Денис, ведь на тот момент работы у него не было, а Алла прекрасно могла содержать семью.

Валентина Егоровна даже не поверила, когда услышала их решение. В голове даже не укладывалось такое. Женщина не знала еще ни одну семью, где мужчина сидел бы в декрете, а жена работала.

Максиму исполнилось шесть месяцев. С сыном дома сидит Денис, Алла продолжает работать и содержать семью и их это вполне устраивает. Денис носит тяжелую коляску (живут они на пятом этаже, и лифта в доме нет), постоянно гуляет с сыном на свежем воздухе в парке, ходит с малышом в поликлинику, кормить, одевает, купает, ночами просыпается и успокаивает плачущего Максима. Так же Денис занимается домашними делами: ходит за покупками, готовит, убирается, делает ремонт, стирает.

Алла же полностью ушла в работу. Недавно она получила еще одно повышение, ее карьера не стоит на месте. В глубине души девушка боится, что однажды супруг устанет сидеть с ребенком, заниматься домашними делами, и ей придется бросить все. Алла говорит, что не против, если бы муж сидел с сыном лет до пяти.

Живут Алла с Денисом хорошо, только вот омрачает все бабушка малыша. Валентина Егоровна все так же считает, что неправильно они все делают. Ну, где это было видано, чтобы муж сидел без работы дома с ребенком, а жена работала и была неизвестно где постоянно. Женщина считает, что не пройдет это все бесследно. Алла постоянно в офисе, ребенка практически не видит. А с другой стороны, что ей остается делать, если муж не в состоянии семью прокормить? Денис тоже хорош, живет на всем готовом, ни о чем не думает. Нельзя так жить. Мужчина всегда добытчиком был, не пристало здоровому парню сидеть в декрете.

В стороне не остается и мама Дениса. Она рассуждает совсем иначе. Женщина думает, что Алла просто кукушка, а не мать. Родила ребенка, бросила на мужа и убежала на работу. Порой Евгения Сергеевна думает, что не могла так долго родить Алла лишь потому, что сама не хотела этого ребенка, не нужен он ей. Радует ее лишь одно, что сына воспитала хорошо, порядочный он, не бросать же ему ребенка? Вот и сидит теперь с ним.

Так и не могут женщины решить, кто прав. Ведь одна считает, что муж сидит на шее у жены, а вторая, что мать бросила своего ребенка за ненадобностью.